Go toВойти Go toСоздать
Живые картины

Живые картины

Обычная цена
€9,60
Цена со скидкой
€9,60
Обычная цена
Временно нет в наличии
Цена за единицу
за 

 

Для окончательно свободного и окончательно одинокого «экзистенциального» человека прощение — трудная работа. Трудная не только потому, что допускает лишь одну форму ответственности — перед самим собой, но и потому, что нередко оборачивается виной «прощателя». Эта вина становится единственной, пусть и мучительной основой его существования, источником почти невозможных слов о том, что прощение — и беда, и прельщение, и безумие, и наказание тела, и ложь, и правда. Движимая трудной работой прощения проза Полины Барсковой доказывает, что оно может быть претворено в последнюю доступную для «экзистенциального» человека форму искусства — искусства смотреть на людей в страшный исторический мелкоскоп и видеть их в огромном, спасающем приближении.

 

Самая нежная и точная проза на русском языке, которую я читал за последние годы. Будто домой вернулся. Барскова возвращает смысл двум страшно деградировавшим словам – «лирика» и «история». Лирика – не патентованная задушевность. История – не костюмированная драма. Лирика связана с тонкими чувствами и при этом не противоречит их анализу – вспомним Пруста. История соединяет нас антропологической солидарностью с теми, кто когда-то жил и умер. «Живые картины» лиричны и историчны именно в таких измерениях.
Кирилл Кобрин

«Живые картины» Барсковой – выстраивание памяти, ее овеществление в слове. Необыкновенно впечатляющая реанимация документа. Воскрешение ленинградской литературы – «недовыраженной, недопрочитанной, изъевшей себя компромиссами, в конце концов – неотразимой». Долгожданное рождение новой прозы.
Илья Кукуй

Книга прозы живущей в США поэтессы Полины Барсковой — это первая попытка осмыслить блокаду не как общее место из учебника истории. Это, конечно, не совсем проза. В ней нет места хрестоматийным коллективным переживаниям. В основу книги легла многолетняя работа автора с дневниками и письмами блокадников, из которых выросло 11 текстов и одна пьеса. Среди героев Барсковой — философ Яков Друскин, который в свое время спас чемоданчик с рукописями Даниила Хармса и Александра Введенского, и его брат-музыковед Михаил, драматург Евгений Шварц — преимущественно те, кого никто не ждет увидеть героями подобных сборников. Каждый текст в итоге превратился в разросшееся и вышедшее из берегов стихотворение, слепок с чьей-то негромкой «второстепенной» жизни.
Татьяна Сохарева, Газета.ру

 

«Живые картины» Полины Барсковой: ленинградская блокада в лицах (Варвара Бабицкая, Афиша Воздух)

Отрывок

 

Автор: Полина Барскова
Год выпуска: 2019
Издательство: Издательство Ивана Лимбаха
Страниц: 192
Обложка: Мягкая обложка
Размеры: 206x136 мм